Рабинович получил блокирующий пакет акций транспортной группы FESCO

  • 4767

Михаил Рабинович, который стал акционером транспортной группы FESCO в конце 2020 года на фоне акционерного конфликта с Зиявудином Магомедовым, увеличил свою долю с 17,4 до 26,5%. Пакет мог обойтись ему в ₽6 млрд

«Вестник России» цифровой журнал о политике, финансах и недвижимости

Акционер Локо-банка Михаил Рабинович, который в ноябре 2020 года приобрел 17,4% транспортной группы FESCO у американской TPG Capital, увеличил свою долю в компании до 26,529%. Он стал вторым по размеру доли совладельцем компании после бизнесмена Зиявудина Магомедова (владеет 32,5%), арестованного в марте 2018 года по обвинению в создании преступного сообщества.

Сделка по увеличению пакета произошла еще в сентябре 2021 года, но в самой FESCO узнали об этом только в конце декабря, о чем и уведомили инвесторов, следует из сообщения компании. «Вопросы, относящиеся к компетенции акционеров, мы не комментируем», — сообщили РБК в пресс-службе группы. Рабинович и его представители не ответили на запрос на момент публикации.

Партнер Рабиновича, председатель совета директоров FESCO Андрей Северилов еще летом прошлого года сообщил РБК, что процессы консолидации близки к завершению и к концу года все окончательные доли новых акционеров будут раскрыты. «На сегодняшний день крупнейшими акционерами являются господин Магомедов, Михаил Рабинович и я (тогда распределение было 32,5, 17,4 и 23,8% соответственно. — РБК). Для нас FESCO является стратегической инвестицией и ключевым активом», — пояснил он.

В сентябре 9,129% FESCO на Московской бирже стоили около 6 млрд руб. С тех пор капитализация группы выросла на треть, сейчас этот пакет оценивается в 7,8 млрд руб.

Что известно про сделку

Кипрская компания Рабиновича Ermenossa Investments, зарегистрированная в декабре 2019 года, приобрела акции FESCO у двух членов совета директоров — Яна Близнеца и Евгения Мельникова, следует из раскрытия компании. Оба стали акционерами группы через компании «Наутилиус» и «НоваторИнвест» в сентябре 2020 года в разгар акционерного конфликта с участием Магомедова.

Сразу после этого «Наутилиус», «НоваторИнвест» и зарегистрированная на Британских Виргинских островах Domidias Ltd, которую приобрел Северилов, сообщили, что собрали 33,9% FESCO, и обвинили Магомедова в выводе $1 млрд из компании. Речь идет о кредитах, которые выдавались бизнесмену на покупку FESCO в 2012 году. Рассмотрение спора об этом продолжается в Лондонском международном арбитражном суде. Сам Магомедов заявил о рейдерском захвате компании.

Журнал Forbes сообщил, что новые владельцы всех трех акционеров FESCO — «Наутилиуса», «НоваторИнвеста» и Domidias — связаны с Рабиновичем. Представитель FESCO тогда утверждал, что бизнесмен не приобретал доли, принадлежащие Близнецу, Мельникову и Северилову. «У нас с Михаилом [Рабиновичем] есть совместные бизнесы, но у каждого из нас есть собственные деловые интересы, в отношении же FESCO они совпадают», — говорил Северилов, отвечая на вопрос РБК, является ли бизнесмен его старшим партнером.

Он, однако, признал, что Рабинович был инициатором инвестиций в FESCO. «Как известно, пакет TPG был приобретен Михаилом Рабиновичем. После этой сделки остальные миноритарные акционеры компании увидели для себя возможность выхода из капитала FESCO, и в итоге всем удалось договориться. К числу акционеров, вошедших в капитал, отношусь и я», — отметил Северилов. Теперь им на двоих принадлежит контрольный пакет группы — 50,329%.

Глава совета директоров FESCO также сообщил, что, если остальные миноритарные акционеры компании будут готовы продать свои пакеты и эти сделки будут юридически возможными, «мы рассмотрим возможность консолидации». С Близнецом и Мельниковым связаться не удалось.

Зачем консолидировать FESCO

В августе 2020 года до появления новых крупных акционеров бумаги FESCO на Московской бирже стоили около 7,5 руб. за штуку, сейчас они торгуются почти вчетверо дороже — по 28,8 руб. На фоне роста спроса ключевой актив группы — Владивостокский морской торговый порт (ВМТП) — в прошлом году увеличил количество отправленных контейнерных поездов в транзитных направлениях почти в два раза по сравнению с 2020 годом, до 183 составов. Компания прогнозировала, что «по самым скромным прикидкам» ее EBITDA в 2021 году вырастет в 1,4 раза, до 16,8 млрд руб. К тому же она сократила долг с 3,7 до 2,8 показателей EBITDA.

До прихода Рабиновича и партнеров покупкой FESCO интересовались группа «Дело» Сергея Шишкарева, 30% которой принадлежит «Росатому», и один из крупнейших в мире портовых операторов DP World, подконтрольный правительству Объединенных Арабских Эмиратов. «Так как актив находится в стадии консолидации, говорить о привлечении каких-то партнеров преждевременно, — комментировал Северилов. — Нам известно, что DP вел переговоры с Магомедовым и интересовался покупкой актива, но по понятным причинам в свое время эти переговоры были остановлены. Мы рассматриваем DP как одну из крупнейших компаний в портовом бизнесе, и у нас очень плотное технологическое взаимодействие».

Гендиректор российской «дочки» DP World Сергей Чемарда вошел в совет директоров Ermenossa Investments, через которую Рабинович приобрел 9,129% FESCO. Это следует из выписки из кипрского реестра, копия которой есть у РБК. «Сергей Чемарда был приглашен в совет директоров Ermenossa Investments как независимый директор, поскольку имеет большой опыт в проектной, инвестиционной и логистической деятельности», — подтвердил РБК представитель FESCO. Сам Чемарда не ответил на запрос РБК.

«DP работает с «Росатомом» по арктическому маршруту, а ВМТП предполагается сделать опорным хабом Северного морского пути на Востоке. Этим и может объясняться появление там представителя DP», — предположил источник в одном из логистических операторов, работающих на Дальнем Востоке. Представитель «Росатома» отказался от комментариев. РБК направил запрос в DP World.